КРАСНЫЕ БОЛЬШЕ НЕ ВЕРНУТСЯ
(М. Издательство "Олимп", 2007)


Содержание

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ЭТОЙ КНИГЕ
   
I. НА СТАРТЕ ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ
  Все ниже, и ниже, и ниже…
  Между больницей и санаторием
  Триумф коммунистов
   
II. ФАЛЬСТАРТ ЕЛЬЦИНА
  Гиря на шее президента
  Трагедия первомайского
  Отставка Чубайса
  Фальстарт Ельцина
  Демократы мечутся в поисках единого кандидата
  И все-таки, может быть, Черномырдин?
  Зюганов в Давосе
   
III. ЕЛЬЦИН ИДЕТ НА ВЫБОРЫ
  "Царь Борис" принимает решение
  Дума отменяет Беловежские соглашения
  Ельцин: "Разогнать думу и запретить КПРФ!"
  Команда Чубайса становится у руля
  Вдогонку за Зюгановым
 
   
   
   
   
   
   
   
   
IV. НАКАНУНЕ ГОЛОСОВАНИЯ
  А не лучше ли выборы все же отменить?
  Остановить войну в Чечне!
  Гибель Дудаева
  Переговоры с Яндарбиевым
  Обращение тринадцати
  Демарш Коржакова
  Трудный выбор "Демвыбора"
  Неожиданная угроза Ельцину: союз Зюганова с Жириновским
  Коммунисты готовят заговор?
   
V. ПОБЕДА
  Первый тур выборов. Не слишком надежное преимущество Ельцина
  Генерал идет на помощь президенту
  Коробка из-под ксерокса
  Жириновский делает окончательный выбор
  Явлинский в своем амплуа
  У Ельцина пятый инфаркт
  Второй тур выборов. Убедительная победа действующего президента
  И все же Ельцин выполнил свое предвыборное обещание установить мир в Чечне
  Почему он победил
   
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
   
ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

 
 

ТРИУМФ КОММУНИСТОВ


Их победа была безоговорочной
Выборы президента, которые должны были пройти летом 1996 года, начались с выборов в Думу, состоявшихся 17 декабря 1995 года. Это было что-то вроде праймериз, предварительной предвыборной прикидки.
Социологи предсказывали безоговорочную победу коммунистов. Но до последнего момента теплилась надежда: вдруг ошибутся. Не ошиблись.
Не вполне точными оказались лишь предсказания, касающиеся второго, третьего и последующих мест. Согласно средним прогностическим цифрам, опубликованным накануне выборов, КПРФ, как ожидалось, наберет по общефедеральному округу 18 процентов голосов, "партия власти" "Наш дом - Россия" 12,2, "Яблоко" - 9,6, Конгресс русских общин 8,7, ЛДПР - 7,6, "Женщины России" - 7,5, "Демократический выбор России" - 5,2, Аграрная партия России, 5,1.
Как видим, согласно прогнозам пятипроцентный барьер преодолевало довольно много избирательных объединений. При этом перевес коммунистов и "патриотов" не представлялся таким уж угрожающим.
Однако уже первые предварительные результаты на пять утра 18 декабря, оглашенные ЦИКом, представили несколько иную картину. Более пяти процентов набирают лишь пять избирательных объединений: КПРФ - 23,1 процента, ЛДПР - 13,9, НДР - 7,8, "Яблоко" 6,3, "Женщины России" 5,5.
Как видим, вопреки прогнозам, ЛДПР оказалась на втором месте, опередив НДР и "Яблоко", а КРО, ДВР, АПР вообще опустились "ниже ватерлинии".
Вскоре список неудачников пополнили и "Женщины"…
На восемь утра 18 декабря картина была такая: КПРФ 21,8 процента, ЛДПР 11,7, НДР 9,2, "Яблоко" 7,9. В дальнейшем первоначальные цифры хоть и изменялись, но распределение первых четырех мест осталось неизменным.
Чуда не случилось. Коммунисты могли праздновать победу.

Ельцин расплачивается за главную свою ошибку
У всех демократически настроенных людей ощущение было одно жуткая досада. В голову лез вопрос: почему все же компартию не запретили? Почему дали вновь присосаться к истощенному телу страны?
Конечно, в 1995 году эта мера была уже невозможной, однако в 1991-м, на волне послепутчевой демократической эйфории, принять по-настоящему жесткие меры против "ордена меченосцев", принесшего столько зла России и прилежащим странам, ничего не стоило. Такие меры встретили бы тогда безоговорочную поддержку огромного большинства людей.
Однако Ельцин с великодушием победителя всего-навсего ПРИОСТАНОВИЛ деятельность компартии. Если бы он в состоянии был из августа 1991-го заглянуть в декабрь 1995-го!
Какими мотивами руководствовался тогда президент, избегая крайних мер в отношении коммунистов? Я думаю, они вполне прозрачны. Главными были два. Первый была почти полная уверенность, что народ, вдосталь натерпевшийся от миссионеров светлого будущего, более не допустит их к власти, никогда уже вновь не посадит себе на шею. Сами же коммунисты были в то время так жалки, так напуганы, что вроде бы уже и не притязали ни на что подобное. Вторая причина не хотелось осквернять запретами само слово "демократия". Демократия это ведь максимальная свобода. В том числе и для несогласных с тобой.
Время показало, что и то, и другое соображение в данном случае были ошибочны.
Осенью 1995-го, после выборов, сделалось вполне ясно, что надежда на прозорливость народа, на то, что после всего случившегося с Россией в ХХ веке он навсегда отвернется от коммунистов, была безосновательной.
Разумеется, среди тех, кто отдал голоса за большевиков, было много прежней партийно-хозяйственной номенклатуры, сладко евшей и пившей во времена оны. Тут все понятно, вопросов нет. Но немало там было и людей, которые ничего при коммунистах не имели, по всем мировым стандартам были сирыми и голыми. Их-то что так тянуло в светлое коммунистическое прошлое?
Все-таки поразительно короткая историческая память у наших соотечественников! Ладно бы еще в ней не сохранились какие-то давние события затеянная большевиками Гражданская война, раскулачивание (то есть фактическая ликвидация крестьянства), кошмарный голод тридцатых годов, повсеместно раскинутые "санатории" ГУЛАГа, ночные аресты, пытки, казни… такие провалы памяти еще можно понять. Но ведь люди запамятовали и совсем свежее то, что было всего четыре года назад. Почти никто уже не помнил, в каком беспросветном тупике в конце концов оказалась наша славная социалистическая экономика, как еженедельно и ежедневно возникали слухи о новом неминуемом голоде (теперь мы знаем, что слухи эти были небеспочвенны голод действительно стоял на пороге). У наших сограждан отшибло память о том, в какую проблему всякий раз вырастала необходимость купить любой пустяк, любую ерунду. Нет, не купить ДОСТАТЬ, другого и слова-то не было. Особенно если вы жили не в Москве, чуть не полстраны должны вы были обежать-объехать, чтобы напасть на след требуемого. А как напали на след, тут и начиналось главное стояние в очередях, ночные переклички, слюнявые номера на ладони, выведенные "химическим" карандашом… Ссоры и драки с соседями по очереди, высокомерное хамство продавцов… И если досталась тебе искомая тряпка или что-то другое унизительный праздник, торжество раба, пригнутого головой до самой земли. Дальше и пригибать некуда.
И так ведь обстояло дело со всем, что необходимо человеку для жизни. Чтобы раздобыть необходимое, аккурат целую жизнь и надо было потратить, ни на что другое ни сил, ни времени уже не оставалось.
Увы, увы, все позабыли.
Смешным нынче кажется и второй посыл, удержавший Ельцина от решительных мер против партии коммунистов, посыл, согласно которому демократия несовместима с запретами. Абсурдна сама постановка вопроса, что демократические нормы распространяются на организацию, которая, как показала вся ее история, НЕ ПРИЗНАЕТ ДЕМОКРАТИИ и, придя к власти, немедленно ликвидирует ее.
Большевики, как известно, и само слово-то "демократия" не употребляли, а только лишь с эпитетом "буржуазная". Буржуазная демократия и этим все сказано. И сразу всем понятно, как к ней относиться и что с ней делать.
"Говорить о чистой демократии, о демократии вообще, о равенстве, о свободе, о всенародности… это значит издеваться над трудящимися и эксплуатируемыми", поучал нас товарищ Ульянов-Ленин. Буржуазную демократию надо, естественно, изничтожить и заменить диктатурой пролетариата. Какая у нас была диктатура, какого пролетариата это мы хорошо знаем. Лысые, усатые и бровастые "пролетарии" преподали нам всем прекрасный исторический урок.
Изменилось ли в чем-то существенном отношение "новых" красных к демократии? Если и изменилось, то только в худшую сторону, в сторону еще большей нетерпимости. Ибо вполне очевиден был дрейф зюгановцев в направлении национализма. Национал-социализм это то, что в дурном сне не могло бы присниться идейным прародителям Зюгановых, Лукьяновых, Купцовых. Прародители, как известно, числили себя по интернациональному департаменту.
Все годы реформ коммунисты были на передовой линии борьбы с этими реформами и в парламенте, и вне его стен. Главный их принцип - "Чем хуже, тем лучше!". Сделать все возможное, чтобы реформы шли спотыкаясь, через пень-колоду, чтобы они в максимальной степени ухудшили жизнь людей, подняли волну всеобщего возмущения, а после все свалить на самих же реформаторов такова была их главная тактическая идея.
К запрету и ограничению коммунистической деятельности в разные времена прибегали несравненно более прочные демократические режимы, чем тогдашний российский. Вспомним хотя бы США, ФРГ… Финляндию…
В других странах например, во Франции, в Италии меры предосторожности находили излишними и как следствие получали немало хлопот на свою голову. Тут, однако, надо вспомнить, что еврокоммунизм совсем не то, что наш российский коммунистический фундаментализм.
Сама по себе победа большевиков на выборах в Думу это, конечно, еще не была катастрофа. Каким бы ни получился расклад сил в новом думском составе, конституционные полномочия нижней палаты парламента, как известно, были весьма ограниченны.
Опасность таилась в другом. Результаты предыдущих думских выборов, 1993 года, как мы знаем, сильно повлияли на общую обстановку в стране, хотя уже тогда было ясно, что сама по себе Дума мало на что способна. В частности, под влиянием этих результатов Ельцин отдалился от демократов. А правительство "метнулось в сторону финансовой безответственности". Следствием чего стали известные события: резкое падение курса рубля, огромная инфляционная волна осени и зимы 1994 1995 годов, резкое снижение жизненного уровня…
Эффект от только что состоявшихся выборов мог быть еще заметней, ибо они прошли в преддверии выборов президентских. В такой ситуации коммунистический триумф при голосовании 17 декабря был дурным знаком. Он придавал силы большевистским фанатикам, разворачивал в соответствующую сторону колеблющихся. Вносил смятение и растерянность в ряды тех, кто привык держать нос по ветру. В том числе и во властных кабинетах. В том числе и в прессе (омерзительно было смотреть, как в предвыборные и послевыборные дни представители "свободной печати", радио, телевидения хороводились вокруг Зюганова и иже с ним, с каким холуйским подобострастием задавали им "удобные" вопросы, как старались доказать всему миру, что эти "пролетариелюбцы" "с человеческим лицом").
Вот в чем заключалась главная опасность этого триумфа. Вот почему его нельзя было допускать.

Подведены окончательные итоги выборов
29 декабря Центризбирком обнародовал окончательные итоги выборов. В Думу прошли лишь четыре избирательных объединения - те самые, которые с самого начала захватили лидерство: КПРФ, получившая 22,3 процента голосов (за нее проголосовали почти 15 с половиной миллионов человек), ЛДПР - 11,18 процента (7, 7 миллиона), "Наш дом Россия" 10,13 (чуть более 7 миллионов), "Яблоко" 6, 89 (4, 8 миллиона).
В результате по партийным спискам коммунисты получили в нижней палате 99 мест, жириновцы 50, НДР 45, "Яблоко" 31.
В одномандатных округах КПРФ обрела еще 58 депутатских мандатов. 20 мест оказалось у родственной ей Аграрной партии.
Иными словами, в целом избиратели предоставили марксистам-ленинцам 177 депутатских кресел. Это хоть и не контрольный, но самый внушительный пакет думских "акций".
По сравнению с Думой предыдущего, первого, созыва коммунисты значительно прибавили: в 1993-м за них проголосовали лишь 12,4 процента избирателей (6,7 миллиона человек), что дало им 32 "партийных" места. В тот выборный цикл последователи Ленина - Сталина оказались только третьими, пропустив вперед Жириновского и "Выбор России". Всего КПРФ получила 46 мест. Ее союзнице АПР досталось тогда 55 мандатов. Так что по сравнению с 1993 годом в декабре 1995-го альянс коммунистов и аграрников заметно увеличил свое присутствие в Думе...
"Яблоко" добавило к своему партийному списку 14 одномандатников, НДР - 10. По 9 мест получили в одномандатных округах не преодолевшие пятипроцентный рубикон "ДВР - Объединенные демократы" и возглавляемая Николаем Рыжковым "Власть - народу!", 5 - Конгресс русских общин (одно из этих пяти мест досталось генералу Лебедю)… 77 мест обрели независимые кандидаты.
Таков был в общих чертах расклад сил в нижней палате парламента.
После думских выборов стало вполне очевидно: представитель коммунистов будет главным фаворитом и на предстоящих в скором времени выборах президентских.
Впрочем, прямые соцопросы, проводившиеся в то время, не вполне подтверждали этот грядущий фаворитизм Зюганов еще не был явным лидером. Намеченные на лето выборы президента в то время представлялись чем-то далеким, мало кто задумывался о них всерьез.
На что невозможно было не обратить внимание, так это на крайне низкий, почти нулевой, рейтинг действующего президента.

Данные социологов
(20 декабря 1995 года)
На вопрос социологов ВЦИОМа, за кого бы они проголосовали, если бы выборы президента состоялись в следующем месяце, 7 процентов ответили за Жириновского, 6 за Зюганова, по 5 за Черномырдина и Явлинского, по 4 за Лебедя и Святослава Федорова, по 2 за Ельцина, Руцкого, Гайдара, Тулеева и Бориса Федорова (при этом, надо отметить, Черномырдин и Гайдар уже заявили: они не собираются баллотироваться в президенты). 24 процента сообщили, что не намерены участвовать в выборах.

 
 

 



 

Информация © 2009 Олег Мороз. Все права защищены.
Разработка © 2009 Олег Мороз.
???????@Mail.ru Rambler's Top100