КРАСНЫЕ БОЛЬШЕ НЕ ВЕРНУТСЯ
(М. Издательство "Олимп", 2007)


Содержание

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ЭТОЙ КНИГЕ
   
I. НА СТАРТЕ ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ
  Все ниже, и ниже, и ниже…
  Между больницей и санаторием
  Триумф коммунистов
   
II. ФАЛЬСТАРТ ЕЛЬЦИНА
  Гиря на шее президента
  Трагедия первомайского
  Отставка Чубайса
  Фальстарт Ельцина
  Демократы мечутся в поисках единого кандидата
  И все-таки, может быть, Черномырдин?
  Зюганов в Давосе
   
III. ЕЛЬЦИН ИДЕТ НА ВЫБОРЫ
  "Царь Борис" принимает решение
  Дума отменяет Беловежские соглашения
  Ельцин: "Разогнать думу и запретить КПРФ!"
  Команда Чубайса становится у руля
  Вдогонку за Зюгановым
 
   
   
   
   
   
   
   
   
IV. НАКАНУНЕ ГОЛОСОВАНИЯ
  А не лучше ли выборы все же отменить?
  Остановить войну в Чечне!
  Гибель Дудаева
  Переговоры с Яндарбиевым
  Обращение тринадцати
  Демарш Коржакова
  Трудный выбор "Демвыбора"
  Неожиданная угроза Ельцину: союз Зюганова с Жириновским
  Коммунисты готовят заговор?
   
V. ПОБЕДА
  Первый тур выборов. Не слишком надежное преимущество Ельцина
  Генерал идет на помощь президенту
  Коробка из-под ксерокса
  Жириновский делает окончательный выбор
  Явлинский в своем амплуа
  У Ельцина пятый инфаркт
  Второй тур выборов. Убедительная победа действующего президента
  И все же Ельцин выполнил свое предвыборное обещание установить мир в Чечне
  Почему он победил
   
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
   
ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

 
 
ТРАГЕДИЯ ПЕРВОМАЙСКОГО


Нападение на Кизляр
В начале января 1996 года произошел один из самых нелепых и кровавых эпизодов первой чеченской войны, наложивший отпечаток на всю президентскую предвыборную кампанию. Благодаря этому эпизоду Ельцин как кандидат на второй срок стартовал из самой невыгодной позиции, какую только можно было придумать.
Рано утром 9 января в дагестанский город Кизляр проник вооруженный отряд чеченских боевиков во главе с родственником Дудаева Салманом Радуевым. Численность отряда называлась разная - от 50 до 450 человек. В конце событий вроде бы утвердилась цифра 350…
В городе начались бои. Как позже выяснилось, основной целью нападавших был захват и уничтожение военных вертолетов, находившихся на специальной площадке в аэропорту. Однако решить эту задачу им не удалось. В их руках оказались центральная городская больница, родильный дом, железнодорожный вокзал.
В больницу и роддом радуевцы согнали множество местных жителей (назывались цифры от двух до пяти тысяч), объявив их заложниками. Был выдвинут ряд политических требований. Главное: Ельцин должен вступить в переговоры с Джохаром Дудаевым и вывести из Чечни федеральные войска, признать незаконными состоявшиеся незадолго перед тем, в декабре, выборы нового чеченского "президента" (как известно, им стал бывший республиканский коммунистический вождь Доку Завгаев).
Однако к вечеру, в результате переговоров с дагестанским руководством, Радуев отказался от своих требований, согласившись покинуть республику, если ему предоставят транспорт (десять автобусов и два грузовика) и гарантируют безопасность передвижения. Руководство Дагестана готово было выполнить эти условия…

Боевики уходят из города
Надо сказать, вообще с самого начала кизлярских событий из уст многих известных деятелей зазвучали слова о том, что первейшей целью неизбежной в таких случаях силовой операции должно стать спасение ни в чем не повинных людей, оказавшихся в руках террористов. "Сейчас в Кизляре необходимы переговоры жизнь заложников превыше всех амбиций и чести мундира руководителей силовых структур", заявил, например, генерал Лебедь.
И вначале все вроде бы указывало на то, что именно это - спасение человеческих жизней - станет приоритетом для власти. Председатель Госсовета Дагестана Магомедали Магомадов связался с Черномырдиным. Очень важный момент: как сообщил журналистам депутат Госдумы Гамид Гамидов, ЧЕРНОМЫРДИН ДАЛ ДАГЕСТАНСКОМУ ЛИДЕРУ ГАРАНТИИ, ЧТО ТЕРРОРИСТЫ СМОГУТ БЕСПРЕПЯТСТВЕННО ПОКИНУТЬ ПРЕДЕЛЫ РЕСПУБЛИКИ.
Утром 10-го боевики вместе с заложниками выехали из Кизляра на предоставленном им транспорте и двинулись в сторону чеченской границы. Помимо рядовых жителей города (сообщалось, что таковых 165 человек), среди заложников находился ряд высокопоставленных дагестанских чиновников, добровольно сдавшихся боевикам в обмен на освобождение женщин и детей, министр по делам национальностей, первый зам главы МВД, министр мелиорации и водного хозяйства, первый зам председателя Народного собрания, а также депутат российской Госдумы и двое журналистов…
Вообще-то, как позднее утверждал дагестанский лидер Магомадов, согласно договоренности с боевиками, сопровождать их до блокпоста у села Первомайское на границе с Чечней должны были только заложники-добровольцы, однако вопреки соглашению радуевцы увезли с собой еще и те самые полторы с лишним сотни обычных горожан.
По разным подсчетам, приводившимся на тот момент, в Кизляре в результате радуевского нападения погибли от 20 до 33 человек. В их числе военные, милиционеры, мирные жители. В итоге всех событий была названа окончательная цифра - 35 погибших.
Если отвлечься от всего остального, сам факт беспрепятственного проникновения чеченских террористов в мирный дагестанский город - свидетельство вопиющей беспечности и разгильдяйства, царивших во властных и силовых структурах, местных и федеральных. Как сообщалось в прессе, еще 25 декабря в МВД Чечни была получена и документально зафиксирована "оперативная информация о том, что группа лиц из бандформирований, участвовавших в захвате Гудермеса (случившегося незадолго перед этим. - О.М.), намерена совершить налет на Кизляр. Об этом тут же были извещены подразделения ФСБ в Чечне, милиция в Кизляре, а через них представители военной разведки". И вот, несмотря на это предупреждение, отряд Радуева сумел спокойно попасть в город, хотя на пути его следования, как сказал потом Ельцин, распекая силовиков, были дислоцированы в разных местах несколько тысяч военнослужащих федеральных сил.
Как бы то ни было, до момента, когда налетчики покинули Кизляр, все вроде бы шло по буденновскому сценарию. Недаром же к этому делу подключился Черномырдин.

Радуева не выпускают из Дагестана
Продолжение, однако, было иным, чем в Буденновске. Когда голова колонны пересекла дагестанско-чеченскую границу, по ней неожиданно был открыт огонь с вертолета. Автобусы сразу же повернули назад и остановились в том самом расположенном неподалеку от границы дагестанском селе Первомайское. Здесь боевики разоружили и захватили 37 милиционеров новосибирского УВД, находившихся на блокпосту возле села.
В развитии событий наступил резкий перелом. Как заявили корреспонденту "Интерфакса" в руководстве Дагестана, в Кизляре им удалось достичь уникального успеха: "в течение суток договориться с террористами и освободить три тысячи заложников", и вот эти результаты "оказались сведены на нет усилиями российских военных", "своими маневрами они сорвали достигнутые договоренности".
В действительности дело, конечно, было не в военных: соответствующие распоряжения, несомненно, исходили с самого верха. Но критиковать Кремль республиканское начальство, естественно, не осмелилось.
Все говорило о том, что в Москве решили не допустить повторения Буденновска. В общем-то почти всякий раз, оказываясь перед выбором уничтожить террористов или спасти заложников? наша власть отдавала предпочтение первому. Человеческая жизнь, как известно, у нас мало что стоит. Буденновск тут стал исключением. Теперь вот опять возвращались к правилу…
К тому же Буденновск, мы знаем, оказался связан с именем Черномырдина. После него популярность премьера подскочила. Начинающаяся предвыборная кампания и скрытое соперничество между ним и президентом требовали эту популярность понизить…
Начались затяжные, длившиеся несколько дней, переговоры боевиков с властями. Власти настаивали на полном освобождении всех заложников это будто бы было оговорено еще в Кизляре: на границе заложники должны быть отпущены. Думаю, в действительности вряд ли боевики могли согласиться на такое условие, хоть в Кизляре, хоть где: со стороны Чечни приграничная территория представляла собой открытую местность уничтожить здесь колонну, оставшуюся без заложников, не составляло никакого труда…
Кстати, после начала этого нового этапа радуевской эпопеи в СМИ появилось уточненное число пленников, находившихся в руках боевиков. Оно оказалось несколько меньше, чем считали ранее: 67 (а не 165) жителей Кизляра и 13 высокопоставленных добровольцев и журналистов. Плюс к этому - уже упомянутые 37 новосибирских милиционеров.
Против задержания колонны на границе тогда протестовали многие. Всем было ясно: это неминуемо приведет к большой крови. Особенно решительно были настроены дагестанские власти, республиканские силовые структуры, местное население. Сообщалось, например, что, согласно общему мнению работников управления ФСБ Дагестана, Салман Радуев и его сообщники должны быть без промедления выпущены вместе с заложниками на территорию Чечни, не следует доводить дело до силового решения.
"Если боевиков будут атаковать до того, как освободят заложников, и кто-либо из гражданских лиц пострадает, мы не отпустим российские войска из Дагестана", заявил 12 января лидер Союза мусульман России Надир Хачилаев, прибывший в район осажденного села.
Все эти дни отчаянные попытки не допустить штурма Первомайского предпринимал заместитель председателя Совета Федерации Рамазан Абдулатипов. Уже 11 января в середине дня информагентства распространили его слова: "До сих пор никто не может объяснить причины блокирования группы вооруженных боевиков с заложниками в Первомайском, несмотря на то, что была достигнута договоренность с руководством Дагестана об их беспрепятственном продвижении в направлении к Чечне". 13 января Абдулатипов обратился к Ельцину и Черномырдину с настоятельной просьбой лично вмешаться в разрешение ситуации. В своем обращении он вновь отметил, что в результате переговоров руководства Дагестана с террористами "были освобождены более трех тысяч заложников и сам город Кизляр. Но достигнутые договоренности сорваны провокационными действиями федеральных силовых структур. В результате селение Первомайское и оставшиеся заложники блокированы вот уже несколько дней". Продолжение блокады, по словам Абдулатипова, "становится опасным фактором, который может породить несвойственные для дагестанцев антироссийские настроения… Развитие событий в этом направлении недопустимо. Уничтожение террористов необходимо - это бесспорно, но не за счет жизней заложников". Зампред Совета Федерации настаивал на том, чтобы "довести до конца" вариант освобождения заложников, "предложенный руководителем Дагестана Магомадовым", то есть предоставить боевикам возможность вернуться в Чечню.
В этот же день несколько тысяч жителей Махачкалы, Кизляра, Хасавюрта и других расположенных неподалеку населенных пунктов направились в сторону Первомайского, чтобы потребовать выполнения достигнутого в Кизляре соглашения о пропуске террористов в Чечню.
Однако федеральные власти пренебрегли всеми этими требованиями. Толпа дагестанцев числом около трех тысяч человек, пытавшаяся прорваться в Первомайское, уперлась в выставленные вокруг него войсковые кордоны…
Вечером переговоры с Радуевым и его боевиками были прерваны. Им предъявили "жесткие требования, носящие характер ультиматума".
14-го числа развернулась почти уже нескрываемая подготовка к штурму.

Начало штурма
Штурм начался 15 января в 9-00 вертолетной атакой на село. В результате артобстрела было подожжено несколько домов. Бои завязались непосредственно в Первомайском…
Накануне, как стало известно, состоялось экстренное заседание руководства Дагестана. Республиканский лидер Магомедали Магомадов сообщил, что его предложение отпустить боевиков в Чечню, к сожалению, не было поддержано на федеральном уровне, так как российские власти считают, что "нельзя каждый раз прощать террористов, нельзя, чтобы они ушли безнаказанно...".
Как мы помним, ранее у Черномырдина была другая позиция он гарантировал, что боевики, отказавшиеся от своих политических требований, будут отпущены с миром.
Иными словами, МОСКВА ВЫСТАВИЛА РЕСПУБЛИКАНСКОЕ РУКОВОДСТВО ДАГЕСТАНА В РОЛИ ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ НЕ ДЕРЖАТ СВОЕГО СЛОВА, что на Кавказе считается одним из самых тяжких грехов. Но что было делать? "Не воевать же нам из-за этого с Россией", растерянно говорил Магомадов.
Вскоре после начала штурма Первомайского в Москве произошла знаменитая сцена, накрепко врезавшаяся в память всех, кто ее видел (а видели ее многие она транслировалась по телевизору). Объясняя, как здорово подготовлена операция, Ельцин сказал журналистам: "Там 38 снайперов, и у каждого своя цель". При этом "в лицах" изобразил, как цепко каждый снайпер держит эту свою цель на мушке, отслеживая все ее передвижения. Эта глупенькая детская притча про 38 снайперов навсегда прилипнет к Ельцину так же, как случай с берлинским полицейским оркестром, которым наш президент по пьяной лавочке взялся дирижировать, и происшествие в Шенноне, когда, "нагрузившись" перед этим в Америке, он не смог выйти из самолета…
Позже, когда по Первомайскому лупили "Грады" и "Шилки", сметая и сжигая всех без разбора, этот наивно-нелепый рассказ про снайперов, предполагающий "точечную" операцию, наверное, многим вспоминался.
Из сообщений информагентств:
"15 января, 10-00. Несколько групп боевых вертолетов федеральных сил подвергли обстрелу неуправляемыми реактивными снарядами позиции боевиков, окопавшихся в пределах села…".
"15 января, 13-00. Ситуация в районе села Первомайское не меняется, работают вертолеты и боевые самолеты федеральных сил… Журналисты, находящиеся в полутора километрах от села, сообщают, что отчетливо видно, как оно пылает… После того, как штурмовые группы спецподразделений вошли в Первомайское, огонь из тяжелых вооружений по селу стих. Из самого села, окутанного плотными клубами дыма, доносится автоматно-пулеметная стрельба. Изредка бьют крупнокалиберные орудия. В небе над Первомайским постоянно находятся 10 12 вертолетов огневой поддержки Ми-26… Разрывы видны в районе школы, где до сих пор удерживались заложники".
Как же так? Разве летчикам не известно, кто там удерживается (или, по крайней мере, удерживался "до сих пор")?

"Без устали молотят по селу"
В интервью "Известиям", которое он дал через несколько часов после начала штурма Первомайского, министр по делам национальностей Дагестана Магомед-Салих Гусаев высказал принципиальную позицию руководства республики: крупномасштабную войсковую операцию в Первомайском проводить было нельзя. С боевиками, сказал министр, надо воевать, когда они только еще врываются в республику, в ее города, а не в тот момент, когда в их руках уже оказалось огромное число мирных граждан. В последнем случае война с ними неминуемо заканчивается большими жертвами. Министр вновь высказал сожаление, что полномочия по освобождению заложников, которые президент России передал руководству Дагестана, были прерваны вертолетной атакой в окрестностях Первомайского.
Протесты раздавались и в самой России. Остановить начавшиеся боевые действия призвал президента известный правозащитник депутат Госдумы Сергей Ковалев. "Борис Николаевич, заявил он, так называемая операция по освобождению заложников с огромной вероятностью превращается в операцию по уничтожению заложников… Только вы можете сейчас остановить бессмысленное уничтожение всего живого в Первомайском".
Между тем, несмотря ни на какие протесты, штурм Первомайского продолжался. Из сообщений СМИ:
"17 января. Третьи сутки авиация, артиллерия и остальные огневые средства войск без устали молотят по взятому в кольцо селу".
"17 января. Федеральные войска продолжают операцию… Утром по селу Первомайское велся непрерывный артиллерийский и ракетный огонь".
"17 января, 17-00… Примерно в 14 часов по московскому времени начался массированный обстрел села из ракетных установок "Град"… Корреспондент Франс Пресс, находящийся вблизи Первомайского, зафиксировал восемь залпов из этих установок в течение пяти минут. По селу, представляющему собой дымящиеся руины, наносят также ракетные удары российские вертолеты, слышна артиллерийская канонада".
"18 января, 13-30. Со стороны села Первомайское доносится сильная артиллерийская канонада…".
Вот такая ювелирная, "точечная" операция. Вот такие 38 снайперов. Как писали "Известия" 19 января, несколько дней "из всех видов оружия громили поселок на мирной дагестанской земле, мешая с камнем и землей тела террористов и заложников, женщин, детей и мужчин, имевших святое право на жизнь".
Информационным апофеозом всей операции в Первомайском, по-видимому, стало заявление, сделанное начальником Центра общественных связей ФСБ генералом Михайловым 17 января где-то около семи вечера. Он сказал журналистам, что в данный момент завершается последний этап войсковой операции по овладению селом, что подразделения федеральных войск при мощной артиллерийской и авиационной поддержке подавляют оставшиеся огневые точки боевиков, но… надежды на освобождение каких-либо новых заложников уже нет таковых просто не осталось в живых.
Эти слова генерала еще раз удостоверили всех, что в Первомайском была проведена не операция по спасению заложников, а обычная войсковая операция, при которой спасение невинных человеческих жизней на двадцать пятом месте.
Кстати, возможно, именно это неосмотрительное заявление Михайлова, широко растиражированное средствами массовой информации, стоило ему должности он лишился ее вскоре после Первомайского.
18 января днем, когда со стороны села еще доносилась сильная артиллерийская канонада, тот же генерал Михайлов сообщил журналистам, что операция по освобождению Первомайского "практически завершена"…
Что самое поразительное: несмотря на весь этот огненный кошмар, устроенный федеральными войсками, Радуев с большой группой сообщников в ночь с 17-го на 18-е сумел-таки вырваться из окружения. Более того, чеченцы увели с собой часть заложников тех самых, которых накануне "похоронил" генерал Михайлов. В числе этих заложников - жители Кизляра, Первомайского, новосибирские милиционеры, захваченные в момент входа радуевцев в село, всего 66 человек.

Информационная блокада
"По своей бездарности операция в Первомайском сравнима со штурмом Грозного и штурмом больницы в Буденновске, писали "Известия" 19 января. По количеству пролитой крови Грозный, конечно, на первом месте, но, будь в Первомайском столько жителей, сколько в чеченской столице, убили бы больше. Впрочем, до сих пор неизвестно, сколько людей погибло в Грозном. Постараются скрыть и размер трагедии в Первомайском. Не привыкать врать".
При освещении событий в дагестанском селе действительно была установлена жесткая цензура. Журналисты в основном вынуждены были пересказывать все со слов генералов и пресс-секретарей МВД, ФСБ и прочих спецслужб. Отсюда бесконечные противоречия в приводимых цифрах, фактах, замалчивание неприятного, не соответствующего официальной версии событий, выдумывание того, чего на самом деле нет…
Обо всем этом возмущенные журналисты говорили на специально созванной 19 января пресс-конференции. Главная ее тема почему нам опять врут? - неизменно присутствовала во всех выступлениях. По словам участников пресс-конференции, все официальные источники так или иначе искажают информацию, достоверные сведения поступают лишь от независимых журналистов, сумевших самостоятельно проникнуть на место событий. "Искажение фактов о событиях в Первомайском - намеренная и продуманная информационная политика государства" - это слова главного редактора "Известий" Игоря Голембиовского. Общий вывод: вся государственная политика в целом строится сегодня на дезинформации; но управлять Россией, основываясь на лжи, нельзя, тем более в нынешних чрезвычайных условиях.
Если бы тогдашние ораторы смогли заглянуть на несколько лет вперед, разглядеть, какой станет "информационная политика" государства во время второй чеченской войны, когда единственным "журналистом", освещающим ход тамошних событий, окажется пухлощекий генерал Шабалкин он будет вещать по всем каналам, сообщая строго дозированную информацию, на фоне неизменной маскировочной сетки!
Что касается журналистов, которые сумели на свой страх и риск проникнуть в Первомайское, одним из них был корреспондент тех же "Известий" Валерий Яков. Он находился в селе во время штурма. Его свидетельства напрочь опровергают многие заявления властей, и гражданских, и военных. Так, по утверждению журналиста, решение уничтожить отряд Радуева было принято не после провала переговоров в Первомайском, а еще до того, как автобусы с заложниками доехали до села. Десантные подразделения, дислоцированные в Чечне, получили приказ блокировать и уничтожить колонну, как только она покинет Дагестан. При этом предполагалось, правда, что заложники будут отпущены на дагестанской территории. Так что радуевцы правильно предугадали опасность. В какой-то момент, однако, судьба заложников, по словам Валерия Якова, вообще перестала волновать генералов, руководивших операцией: любой ценой уничтожить боевиков и представить наверх победный рапорт - вот что стало для них главной целью.
Журналист опроверг и еще один нелепый миф, за который, помимо мифа о "38 снайперах", охотно ухватился Ельцин, миф о хорошо оснащенном подземном "опорном пункте", будто бы заранее, "причем уже давно", устроенном боевиками в Первомайском. У людей, знающих истинное положение дел, ничего, кроме усмешки, разговоры об "опорной базе дудаевцев с бункерами, подземными ходами и арсеналами" не вызывали. Валерий Яков: "Понятно, что Ельцину об этой "базе" доложили Барсуков с Куликовым (директор ФСБ и глава МВД, командовавшие операцией. - О.М.)… Если бы они побывали в Первомайском или хотя бы в соседнем селе, они бы элементарно могли узнать, что в этих селах вообще нет подвалов". Весь свой арсенал боевики везли с собой на двух грузовиках, а подвалы там никто не копает: очень близко подходят грунтовые воды…
Одним словом, введенная властями цензура, как в большинстве случаев, оказалась малоэффективной: люди узнали то, что от них пытались скрыть. "Бездарность российской военно-полицейской машины, писали "Известия", не могла скрыться за бездарной ложью официальной пропаганды. Отсутствие военных и прочих необходимых к данному случаю талантов требовало жестокости, жестокости, жестокости… К числу полководцев, прославивших русское оружие, теперь можно отнести Ерина, Степашина, Грачева, Егорова, Барсукова…"
Каков же был итог "хорошо подготовленного" штурма и действий пресловутых "38 снайперов?" По свидетельству тогдашней прессы, это не только уничтожение боевиков (вернее, лишь части их), но и "убийство заложников, в том числе малолетних детей и женщин, разрушение школы, мечети, трехсот домов с хозяйственными постройками, имущества и скота жителей поселка, полное уничтожение всей инфраструктуры и лишение оставшихся в живых жителей всех средств к существованию".

Удар по Черномырдину
Одним из главных последствий бездарной операции, проведенной в Дагестане, стала волна всеобщего возмущения, поднявшаяся в этой республике. Обстановка здесь оказалась на грани взрыва. Характерные заголовки центральных газет той поры: "В Дагестане все громче звучат антироссийские лозунги", "Дагестанцы вооружаются и клеймят Москву", "Дагестан в трауре после "успешной операции"…
Еще свежа была в памяти история с нападением на Буденновск, закончившаяся совсем по-другому. Люди сравнивали ту историю с только что случившейся и недоумевали: чем объяснить, что здесь власти действовали так безжалостно по отношению к мирному населению?
Лидер Аварского народного фронта Гаджи Махачев:
"Почему в Буденновске не стали применять силу, а в Дагестане сочли это возможным? Теперь мы не можем считать себя гражданами России, поскольку ее руководство нас забыло. Если так будет продолжаться и дальше, мы поднимемся с оружием в руках вместе с Дудаевым против российской армии. После того, что произошло, российская армия должна немедленно покинуть республику".
Председатель Кумыкского совета Хасавюртовского района Абдулазим Хасбулатов:
"Почему в Буденновске в переговоры с террористами вступил сам Черномырдин, а в Дагестане Москва просто решила стереть с лица земли наше село, убить ни в чем не повинных людей? Я ездил по кумыкским селам, говорил с народом. После того, что сделала здесь Москва, удержать людей от стихийных выступлений будет очень трудно".
Лидер Лакского народного движения Магомет Хачилаев:
"Если российские войска и дальше так будут поступать на нашей территории, новый вооруженный конфликт будет фактически неизбежен!"
А действительно, почему в Кизляре и Первомайском решили не повторять сценарий Буденновска, почему выбрали самый жесткий вариант выхода из ситуации? Как уже говорилось, это, помимо прочего, по-видимому, объяснялось желанием Кремля не допустить, чтобы в преддверии президентских выборов вырос авторитет Черномырдина - общепризнанного героя буденновской эпопеи и одного из потенциальных претендентов на высший государственный пост. В общественное сознание следовало внедрить мысль, что буденновский сценарий, главным автором и исполнителем которого считался премьер, был ошибкой (то, что Черномырдин действовал там, конечно, не без одобрения президента, как бы предлагалось забыть). Подобное желание четко ощущалось в тогдашних выступлениях "ястребиной" части ельцинского окружения, да и в собственных выступлениях президента.
Так, ярым сторонником силового решения проблемы Первомайского был руководитель Администрации президента Николай Егоров, недавно назначенный на эту должность. На своей первой пресс-конференции 16 января он назвал "вполне оправданным" применение силы в Первомайском. При этом обрушился на тот способ выхода из тяжелой ситуации, к которому прибегли в Буденновске: по его мнению, Кизляр и Первомайское это как раз последствия политики "ни войны, ни мира", сформировавшейся после Буденновска. Как это часто бывает с деятелями такого рода, для обоснования своей позиции Егоров широко использовал философские, нравственные, психологические категории: мол, события в Буденновске, Кизляре, Первомайском "выходят за рамки понятий добра и зла" - это просто некая "патология". По словам Егорова, если бы федеральные власти поддались на "кровавый шантаж", предпринятый дудаевцами, у людей была бы потеряна вера в справедливость.
Нетрудно догадаться, чьи слова повторял потом Ельцин, публично прибегнув к аналогичной переоценке летних событий 1995 года на Ставрополье. Уже после завершения операции в Первомайском он открыто заявил, что тактика, примененная в Буденновске, была неправильной:
Упустили тогда Басаева большая часть этой банды пришла с Радуевым сюда, в Кизляр и Первомайское. Вот что мы сделали прошлым решением.

А сегодня в Дагестане гремят взрывы
Сегодня в Дагестане чуть ли не каждый день гремят взрывы, раздаются автоматные очереди. Гибнут люди. Некогда спокойная республика уже мало чем отличается от Чечни. Кто знает, может быть, истоки этого неспокойствия в значительной степени как раз в той нелепой операции по захвату Первомайского. Спрашивается, ради чего было восстанавливать против себя население целой республики? То, что республика не поддерживает эту операцию, было вполне очевидно. Люди требовали спасти заложников. Нет, надо было, упершись рогами, стоять на своем: у нас, дескать, первейшая задача дать урок боевикам, чтоб неповадно было. Вот и дали урок…
Вообще российские власти действуют на Северном Кавказе, как слон в посудной лавке. Первомайское, Беслан… Я уж не говорю обо всей Чечне… Будто бы специально наращивается заряд в пороховой бочке, подложенной под тамошние долины и горы. Возможно, до того, как во всю силу рванет, не так уж и много времени осталось…
Но никто вроде бы не задумывается об этих сроках (если б задумывались, наверное, действовали бы как-то иначе). Каждый живет одним днем.
Оно и понятно: за то, что будет завтра, никто с тебя не спросит спросят за сегодня. Завтра будут совсем другие люди им и разгребать доставшиеся от тебя завалы. Где сегодня все эти Барсуковы, Куликовы, Михайловы?.. Вряд ли кому в голову придет спрашивать с них (не только с них, конечно) за нынешнюю "чеченизацию" Северного Кавказа. За то, что до самой малости уже сократились шансы удержать его в российской орбите.
И так всякий раз. Виноватых нет. За какие-то частные ошибки еще могут спросить. Но за стратегические промахи никогда. Отсюда и происходит психология временщиков, безраздельно властвующая над всеми российскими деятелями, кто так или иначе прикасается к проблемам этого кусочка земли: после нас хоть потоп.

Перед выборами Кремль меняет курс?
Еще не начинался штурм Первомайского, а генерал Лебедь уже высказал опасение, что трагические события в Кизляре могут негативно повлиять на июньские выборы: кивая на эти события, Кремль может попытаться "ввести чрезвычайное положение по всей стране и даже ликвидировать остатки демократии".
После штурма такого рода опасения еще более усилились. Жестокие и малоосмысленные действия федеральных властей в Первомайском многих навели на мысль, что, ориентируясь на 16 июня, президент решил довольно круто изменить свою политику наладить что-то вроде компромисса с коммунистами и националистами. Такого рода подозрения укрепляло и то обстоятельство, что в это же время он произвел ряд замен в правительстве и своей администрации, усилив в них, так сказать, консервативную составляющую. Самым большим страхом в среде демократов было как бы он не покусился на курс либеральных экономических реформ, которые худо ли бедно, но проводились до сих пор.
Вряд ли, однако, самим коммунистам в тот момент нужен был какой-то компромисс с предельно ослабленным и непопулярным президентом: перед ними открывались совсем другие перспективы, реальные перспективы возвращения к власти.
Естественно, они не преминули воспользоваться топорными действиями Кремля в Первомайском. 16 января, в разгар дагестанских событий, имея эти события в виду, Зюганов заявил: для всей страны будет лучше, если Борис Ельцин на выдвинет свою кандидатуру на предстоящих президентских выборах. Впрочем, добавил коммунистический вождь, события в Первомайском уже никак не повлияют на отношение народа к президенту, так как его политика давно обанкротилась и провалилась.
Как мы помним, осенью 1999-го - зимой 2000-го жесткая чеченская политика Путина, как раз напротив, стала для него трамплином, стремительно вознесшим его на президентский пост: к тому времени общественное мнение России было развернуто на 180 градусов, подготовлено таким образом, что жаждало этой жесткости и безжалостности. Однако в 1996-м наблюдалась совсем иная картина: люди требовали мира, и ни один из кандидатов в президенты не мог с этим не считаться.
Вскоре осознал это и Ельцин. Шарахнувшись в Первомайском в сторону ужесточения действий на Северном Кавказе, он затем двинулся в обратную сторону. Вынужден был двинуться.

Россия, что с тобой случилось?
Кстати, вот тоже вопрос: как могло случиться, что за каких-то три года с 1996-го по 1999-й страна, Россия, так резко переменилась? Из сообщества людей, требующих мира, мира во что бы то ни стало, превратилась в сообщество, жаждущее войны. Ну, не жаждущее мне возразят, что это сказано слишком сильно, но, по крайней мере, "большинством голосов" поддерживающее эту войну (тут уж возражений, я полагаю, быть не может опросы-то нам известны).
Думаю, как и в прежние времена, главную роль сыграла пропаганда. Наши соотечественники по-прежнему беззащитны перед ней. По-прежнему легко поддаются манипулированию. Как в тридцатые годы, когда огромные массы народа с необыкновенной легкостью удавалось уверить, что такой-то и такой-то шпионы и предатели, не заслуживающие иной участи, как только немедленного расстрела.
И то сказать, если вам каждый день демонстрируют, как "чеченские бандиты" пытают русских солдат (да и не только солдат), отрубают им головы, отстреливают пальцы, трудно не вскипеть, не заразиться ненавистью, не прийти к мысли, что иначе как только с помощью оружия с ними нельзя вести разговоры.
При этом как-то не приходит на ум: а почему же нам не показывают аналогичные или даже еще более жестокие истязания, которым подвергают чеченцев "федеральные" костоломы в различных "фильтрационных пунктах", как казнят без суда и следствия, связав по несколько человек и подрывая такую связку тротилом? Да мало ли что еще не показывают…
Вообще почему-то никому не приходит в голову: что должна пережить, например, чеченка, перед тем как надеть на себя "пояс шахида" через какие муки или созерцание мук своих близких она должна пройти? Или еще: откуда берутся "отморозки", наподобие тех, что захватили бесланскую школу? Может быть, перед этим их собственные дети были преданы такой же мученической смерти?
Им, "отморозкам", конечно, нет оправдания: верх дикости мстить ни в чем не повинному ребенку, но все же… Будь нам известна ВСЯ правда о подобных делах, а не только лишь строго очерченная часть ее, может быть, наша ненависть, наше возмущение сконцентрировались бы не только на этих бандитах, может быть, для нашей ненависти еще приоткрылась главная причина всех этих бед бесчеловечная война, более десятка лет ведущаяся на Северном Кавказе.
Но "искусство" пропаганды в том и заключается, чтобы показывать лишь половину правды, ту, которая "нужна".
…Как-то уж больно вовремя подоспели в 1999-м и взрывы домов, и вторжение Басаева в Дагестан… Ну, тут уж, думалось, вообще все ясно: агрессия! Агрессию надо отражать.
Может быть, когда-нибудь откроется, почему именно в тот момент ни раньше, ни позже взлетели на воздух дома в Москве и Волгодонске, по какой причине Басаев и Ко пошли на столь очевидную глупость на это самое вторжение, в которой больше всех именно они не были заинтересованы…

 
 

 



 

Информация © 2009 Олег Мороз. Все права защищены.
Разработка © 2009 Олег Мороз.
???????@Mail.ru Rambler's Top100