КРАСНЫЕ БОЛЬШЕ НЕ ВЕРНУТСЯ
(М. Издательство "Олимп", 2007)


Содержание

НЕСКОЛЬКО СЛОВ ОБ ЭТОЙ КНИГЕ
   
I. НА СТАРТЕ ПРЕДВЫБОРНОЙ КАМПАНИИ
  Все ниже, и ниже, и ниже…
  Между больницей и санаторием
  Триумф коммунистов
   
II. ФАЛЬСТАРТ ЕЛЬЦИНА
  Гиря на шее президента
  Трагедия первомайского
  Отставка Чубайса
  Фальстарт Ельцина
  Демократы мечутся в поисках единого кандидата
  И все-таки, может быть, Черномырдин?
  Зюганов в Давосе
   
III. ЕЛЬЦИН ИДЕТ НА ВЫБОРЫ
  "Царь Борис" принимает решение
  Дума отменяет Беловежские соглашения
  Ельцин: "Разогнать думу и запретить КПРФ!"
  Команда Чубайса становится у руля
  Вдогонку за Зюгановым
 
   
   
   
   
   
   
   
   
IV. НАКАНУНЕ ГОЛОСОВАНИЯ
  А не лучше ли выборы все же отменить?
  Остановить войну в Чечне!
  Гибель Дудаева
  Переговоры с Яндарбиевым
  Обращение тринадцати
  Демарш Коржакова
  Трудный выбор "Демвыбора"
  Неожиданная угроза Ельцину: союз Зюганова с Жириновским
  Коммунисты готовят заговор?
   
V. ПОБЕДА
  Первый тур выборов. Не слишком надежное преимущество Ельцина
  Генерал идет на помощь президенту
  Коробка из-под ксерокса
  Жириновский делает окончательный выбор
  Явлинский в своем амплуа
  У Ельцина пятый инфаркт
  Второй тур выборов. Убедительная победа действующего президента
  И все же Ельцин выполнил свое предвыборное обещание установить мир в Чечне
  Почему он победил
   
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
   
ПОСЛЕСЛОВИЕ

 

 
 
IV. НАКАНУНЕ ГОЛОСОВАНИЯ

А НЕ ЛУЧШЕ ЛИ ВЫБОРЫ ВСЕ ЖЕ ОТМЕНИТЬ?


Самое простое решение
В принципе, несмотря ни на что, выборы в том году вполне могли все-таки не состояться. Низкий рейтинг Ельцина, его плохое физическое состояние вроде бы подсказывали простой выход из положения отменить их или, по крайней мере, перенести их года на два. Эта идея носилась в воздухе. Как уже говорилось, ее активно продвигала часть президентского окружения та, что группировалась вокруг начальника Службы безопасности президента Коржакова. Политики демократического толка эту идею, естественно, отвергали. Так, Егор Гайдар уже в самом начале избирательной кампании, 22 января, заявил в интервью "Интерфаксу", что если кто и попытается отменить выборы, успех такой попытки "абсолютно исключен". "Это был бы предельно непопулярный шаг, сказал Гайдар, который толком никто бы не поддержал и который поставил бы власть в полную зависимость от силовых структур".
Как мы видели, Ельцин попытался реализовать эту идею 17 18 марта. Соответственно на эти и последующие дни пришелся наибольший всплеск разговоров о возможной отмене выборов. Одни просто считали, что наиболее вероятной реакцией Ельцина на денонсацию Думой Беловежских соглашений будет именно такой шаг, другие вполне достоверно знали, что президент реально готов пойти на это. Так, Сергей Филатов на пресс-конференции в Калуге 18 марта, отвечая на вопрос по поводу упомянутой денонсации, сказал, что она направлена на конфронтацию и на то, чтобы подтолкнуть Ельцина на тот или иной резкий шаг в отношении коммунистов, в частности на изменение сроков проведения выборов.
На следующий день слово взяли сами коммунисты. Зюганов заявил журналистам: у него, мол, "есть основания полагать, что сегодня на заседании Совета Федерации будет поднят вопрос о продлении полномочий президента еще на два года и отмене в связи с этим выборов". "Власти, сказал Зюганов, стараются торпедировать президентские выборы, ухватившись за постановление Думы от 15 марта о денонсации Беловежских соглашений…"
20 марта состоялась встреча Ельцина с политологами и экспертами. В сообщении президентской пресс-службы об этой встрече среди прочего говорилось: дескать, на ней "было отмечено" (неизвестно, правда, кем), что постановление Госдумы по Беловежским соглашениям "ставит под вопрос проведение президентских выборов в июне этого года".
Однако пик публичных высказываний на тему возможной отмены или переноса выборов почему-то пришелся на 21 марта. Высказывания, естественно, были разные. Так, председатель ЦИКа Николай Рябов заявил в этот день, что оснований для переноса сроков президентских выборов пока нет, однако эти основания пытались создать депутаты Госдумы, принимая постановление относительно Беловежских соглашений. Рябов сказал, что "только благодаря спокойной, взвешенной реакции президента и Совета Федерации удается пока держать ситуацию в строгих рамках".
Мы знаем, какой "спокойной и взвешенной" была на самом деле реакция Ельцина.
Сергей Шахрай в уже упоминавшемся интервью корреспонденту РИА "Новости" выразил надежду, что президентские выборы состоятся точно в намеченный срок, хотя он и не исключает возможности их переноса. "Если конфронтация будет раскручиваться, предположил Шахрай, и Дума не станет идти ни на какие компромиссы по поводу принятых ею документов (о денонсации Беловежских соглашений. О.М.) ни с Советом Федерации, ни с президентом, то значительная часть общества может усомниться в целесообразности проведения выборов в такой ситуации".
Помощник президента по правовым вопросам Михаил Краснов также не исключил, что президентские выборы могут быть перенесены в случае "возникновения в стране кризиса". По словам Краснова, пока для этого нет никаких юридических оснований, однако ситуация может измениться. "Я боюсь, что в стране может возникнуть кризис", заявил помощник президента, добавив, что уже сейчас видно, кто подталкивает страну к этому. Комментируя постановление Думы о денонсации Беловежских соглашений, Краснов констатировал: депутаты "фактически приняли поправку к Конституции" и подорвали основу, на которой базируется сама нижняя палата.
Еще один именитый депутат, председатель Фонда "Стратегия" Геннадий Бурбулис, выступая 22 марта по "Радио России", сказал, что сегодня ни у одного кандидата в президенты нет уверенности в безусловной победе на выборах, и отсюда как бы общая негласная заинтересованность: лучше бы их вообще не проводить.
Иными словами, по крайней мере пять дней с 18 по 22 марта тема отмены выборов звучала в публичных речах непрерывно.
В дальнейшем все вроде бы поутихло и успокоилось: после того как Ельцина удалось убедить не предпринимать резких шагов и кризис миновал, эта идея должна была потихоньку затухнуть.
О том, что некоторое успокоение на этот счет действительно наступило, говорит, в частности, заявление, сделанное 13 апреля на пресс-конференции лидеров питерского отделения ДВР: "Если бы не позиция Гайдара и не конкретная работа Чубайса, мы бы на сегодняшний день могли иметь указ президента о переносе выборов на два года и о роспуске Госдумы, со всеми вытекающими отсюда последствиями".

Коржаков торгуется с коммунистами
В действительности, однако, никакого успокоения не произошло. Коржаков и его единомышленники продолжали носиться с этой идеей.
Тема отмены переноса выборов всплыла в уже упоминавшемся разговоре Коржакова с Черномырдиным в Президентском клубе 16 апреля.
Забавная деталь. Хотя Черномырдина никто, естественно, не уведомил, что все говоримое им записывается, он, без сомнения, догадывался об этом. Не ребенок. Прекрасно знал, что все заведения такого рода нашпигованы "жучками". По этой причине отвечал односложно, междометиями, в основном поддакивал собеседнику, невинно переспрашивал… Так что, получилось, Коржаков как бы записывает сам себя.
Читая эту запись, видишь, как начальник СБП пытается склонить премьера в свою веру, рассказывает, что ведет соответствующие переговоры с коммунистами. И вроде бы склоняет…
"Коржаков. …Я за то, чтобы выборы отменить.
Черномырдин. … (Надо полагать, этот проставленный Коржаковым знак пунктуации отточие выражает что-то вроде недоумения, испытанного Черномырдиным. О.М.)
Коржаков. Потому что думаю, Ельцин победит с небольшим перевесом, наберет 51 52 процента голосов. Тут оппозиция начнет орать: "Это подтасовка!" Еще начнут все громить…
Черномырдин. Да ну.
Коржаков. Запросто. Этот сценарий мы прошли уже в октябре (1993 года. О.М.). Если же Ельцин проиграет, то этого тем более допустить нельзя. Инициатива о переносе выборов должна исходить от коммунистов. Я им сказал: "Смотрите, ребята, не шутите, мы власть не отдадим".
Вот так: "мы", то есть Ельцин и Коржаков. Вряд ли человек, незнакомый с тогдашней российской действительностью, поверил бы, что все это говорит начальник президентской охраны, чьи функции, по идее, должны ограничиваться сбережением в целости главного "тела" страны и не распространяться за пределы этого.
Черномырдин, естественно, опять "…". Слишком ответственное заявление "власть не отдадим", чтобы как-то его комментировать, под магнитофон проявлять свою позицию.
Далее идет подробный разговор о том, как уломать коммунистов, чтобы они сами выступили с инициативой отмены (переноса) выборов.
"Коржаков. Но Зоркальцев (один из тогдашних коммунистических руководителей. О.М.) меня убеждает, что коммунисты теперь хорошие. Почему тогда у них Руцкой, Умалатова, Анпилов?..
Черномырдин. А как с Зоркальцевым?
Коржаков. С Зоркальцевым мы договорились, что будем еще встречаться. Он сам пришел ко мне организовать встречу Зюганова с шефом. Шеф пока не отказался. И было бы неплохо это устроить 22 апреля, поздравить Зюганова в день рождения Ленина. Но коммунисты должны с чем-то прийти…
Черномырдин. Мы вчера как раз обсуждали, что такие попытки Борису Николаевичу самому инициировать нельзя. Он может пригласить, допустим, руководителей фракций.
Коржаков. Он встречается с ним как с руководителем фракции. Только так.
Черномырдин. А Зоркальцев приходил, чтобы организовать встречу?
Коржаков. Да.
Черномырдин. Тогда надо делать.
Коржаков. Я ему прямо сказал: "Вы думаете, мы вам власть отдадим? Вы поняли, что у нас намерения серьезные, когда Думу захватили в воскресенье, 17-го числа (то есть 17 марта. О.М.). Так что не отдадим. Давайте по-хорошему договариваться. Может, портфели поделим какие-то".
Черномырдин. У коммунистов самая лучшая позиция быть в оппозиции.
Коржаков. Если бы они от этих дураков крайних отмежевались, то, пожалуйста, берите портфели в правительстве, какие нужны, и работайте. В Италии компартия самая большая, но там никаких революций нет, спокойно все существуют. Во Франции тоже никаких проблем. А почему мы не можем так же?"
Вот опять: начальник президентской охраны, призванный всего лишь обеспечивать безопасность главы государства, торгуется с политическими противниками президента, предлагает им министерские должности в обмен на перенос выборов… Чудны дела твои, Господи!
Знал ли Ельцин об этих переговорах? Может, и знал. Даже наверняка знал: недаром же он "пока не отказался" от встречи с Зюгановым, которую предлагал провести Зоркальцев. (Кстати, замечу в скобках, что один из ведущих членов ельцинского штаба Сергей Филатов еще 5 апреля уверял журналистов, что "какие-либо контакты" Ельцина "с представителями КПРФ" исключены. Видимо, Коржакову все-таки лучше было известно, что исключено, что не исключено.) О чем предполагалось говорить на этой встрече? Возможно, как раз о "портфелях в правительстве" как плате, которую могут получить коммунисты, если согласятся на перенос выборов.
Правда, потом Ельцин начнет одергивать своего охранника: не лезь в политику! Но это еще ничего не значит: публично можно одергивать, а за кулисами, втихую поощрять такое "залезание". Или, по крайней мере, просто закрывать на него глаза…
Председатель правительства охотно поддакивает своему собеседнику. И несмотря на магнитофонную запись! соглашается, что выборы надо отменять, даже если ценой такой отмены станет предоставление коммунистам министерских постов.
"Черномырдин. Для меня никакой разницы нет, красный министр или еще какой-нибудь. Все равно будет делать то, что мне надо… Да-а… Самый лучший вариант это отменить выборы.
Коржаков. Инициатива должна идти от коммунистов.
Черномырдин. Как это сделать?..
Коржаков. Я поставил коммунистам жесткое условие: если готовы обсуждать идею по отмене выборов, то давайте конкретные предложения. 70 лет рулили, теперь дайте нам 70 лет порулить. Вот если мы за этот срок не вырулим, тогда обратно власть отдадим".
Вот такой циничный разговор. Предельно циничный. По всему видно: Коржаков плохо понимает, какова суть перемен, происходящих в стране. Для него все просто: одна группировка к которой принадлежит и он сам перехватила власть у другой и не собирается ее отдавать. В крайнем случае, отдаст лет через семьдесят, если очередной эксперимент по "рулению" окажется столь же неудачным, как и коммунистический.
А Черномырдин? Тоже не понимает?
Впрочем, скорее, оба они все прекрасно понимают, но… Плевать они на все это хотели! Главное для них как для многих, дорвавшихся до высоких постов, власть! В этом и заключается цинизм деятелей такого рода.
В отличие от своего визави, Черномырдин не согласен отдавать эту самую власть обратно. Ни при каких обстоятельствах. Даже и через 70 лет.
"Черномырдин. Обратно (отдавать власть. О.М.) нет.
Коржаков. Да это я условно говорю. Но Зоркальцев, чувствуется, испуган. Хочет мирного исхода.
Черномырдин. Значит, это серьезно у них.
Коржаков. Они дрогнули. Шеф сказал, что от идеи запрета компартии еще не отказался.
Черномырдин. Правильно, надо запрещать и думать выше. Конечно, нам выборы не нужны.
Коржаков. Будоражить людей, отрывать от работы…
Черномырдин. Все равно готовиться надо.
Коржаков. Самое главное, что шеф сам будет против этой идеи (то есть против отмены выборов. О.М.). Но его можно уломать.
Черномырдин. Конечно, все согласятся.
Коржаков. Коммунисты сейчас уже не те, на "Ауди" катаются, в Снегирях живут. Это те, кому от власти что-то досталось. А вот те, кому ничего…
Черномырдин. Те и орут.
Коржаков. А через два года у каждого будет свое дело.
Черномырдин. Только выборы не отменять, а переносить.
Коржаков. Только перенос… Какая отмена, у нас демократия!..
Черномырдин. Тогда давай давить. Тогда я сейчас это буду Борису Николаевичу говорить…"
Эти циники никогда не воспринимали слово "демократия" всерьез. Если и употребляли его, то лишь в насмешливом контексте.
На протяжении разговора они еще раз возвращаются к теме отмены - переноса выборов. Причем инициатором возврата уже выступает Черномырдин, по всей видимости к этому времени окончательно созревший для соответствующего направления мыслей. Утратив осторожность, он как бы со всей широтой души устремляется навстречу своему собеседнику (у него для этого есть свои особые резоны). Впрочем, не исключено, что тут сказывается действие виски, употребляемого премьером в процессе разговора.
"Черномырдин. Александр Васильевич, надо нам стратегию разработать. Сейчас наступают решающие дни. Если мы с коммунистами выйдем на какой-то диалог, то лучше выборы перенести. Это лучший вариант (вроде бы уже обо всем договорились переносить; казалось бы, чего снова о том же самом талдычить? О.М.).
Коржаков. Коммунисты же видят, как народ Ельцина поддерживает. Краснодар встречал шефа, как будто это Белодар! Город весь высыпал на улицы. Мы обалдели! Мы приехали-то ночью. Молодежь вообще вся за Ельцина, просто влюблена. С народом шеф не боится общаться, он полемист известный! (На самом деле реакция краснодарцев, как и ставропольцев, на пребывание Ельцина в их краях, как мы видели, была не такой уж благоприятной для него. О.М.)
Черномырдин. Как бы устроить встречу с Зюгановым до 22-го? Нельзя затягивать.
Коржаков. День рождения Ленина. Коммунисты наверняка венок возложат к Мавзолею, это святое дело. А наше дело не довести до бунта. Я Зоркальцеву говорю: "Я больше всех заинтересован в мире, потому что наши чубы прежде всего полетят"…".
Через некоторое время Коржаков уже в открытую, не только за рюмкой в Президентском клубе, примется проталкивать свою идею о переносе выборов. Как говорится, пойдет ва-банк…

Знал ли об этом Ельцин?
Тот же самый вопрос знал ли Ельцин об этих переговорах своего охранника с коммунистами? задаю Чубайсу. И знал ли о них он сам, Чубайс? Пытался ли как-то противодействовать этой торговле: отмена (перенос) выборов в обмен на посты в правительстве?
Честно говоря, я об этом толком ничего не знал, признается Анатолий Борисович. Хотя предполагал, что такое возможно. Знал ли об этом Борис Николаевич, тоже не могу сказать. Но мне было совершенно ясно, что как переговорщик и как политик Коржаков на несколько уровней слабее, чем даже Зюганов. Так что у Коржакова были нулевые шансы в ходе этих переговоров выстроить какую-то выгодную для ельцинской стороны политическую конструкцию. Это было нереально.
Он с Зоркальцевым вел переговоры.
Неважно, с кем. То, что вы называете переговорами, я думаю, выглядело примерно так: "Слушай, Витя, ну чего ты? Давай договоримся!" "Да как, Александр Васильевич, да у нас же выборы…" "Да ладно, кончай ты! Выборы… Что мы с тобой договориться не можем, что ли?" Это вот примерно такого уровня разговор. Он по определению не может дать результатов.

 
 

 



 

Информация © 2009 Олег Мороз. Все права защищены.
Разработка © 2009 Олег Мороз.
???????@Mail.ru Rambler's Top100